залив Койя

утес единственной точкой повис в разлитой вокруг лазури неба и океана.

утро.
сквозь отверсия в бетоне видны буруны, истекающие белой пеной и снова возрождающиеся из нее. женщины сбрасывают в эти отверстия постельное белье. считается, что только таким образом оно станет совершенно чистым, минуя воздух и воду. рутина.

полдень.
пейзаж становится градиентным. волны, вздымаясь все выше и выше, заслоняют небо, вымывая из него ослепительную лазурь и оставляя серые разводы. перекладины, ограждающие утес по периметру, служат ненадежной опорой и скорее эфемерной защитой от взбешенной стихии. 
очевидна неизбежность шторма.
очевидна неизбежность жертв.
женщины складывают оставшиеся полотнища и спешат разойтись по домам.
какая-то старушонка поскользнулась на мокром бетоне и теперь, будучи не в состоянии подняться, ёрзает в луже, как рыба, выброшенная на берег. Она вопит ругательства, но рев волн заглушает их. Какая-то женщина спешит ей на помощь. Жалкая немощность человека перед лицом океана.

закат.
тусклое мерцание далеких безучастных светил в багровом тумане, небо растворяется в мутной воде, окрашивая и ее в цвет крови.
у ограды толпятся люди, заслоняя собой бездыханное юное тело.
что делать с отвергнутой плотью.

вечер.
— ну что?
— ...
В пурпуре опускающейся на залив ночи вспыхнул теплый огонек сигареты.

 

Обсудить у себя 0
Комментарии (0)
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети: